Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

"Ты живой?"

Больное общество


Автор: BR News
Дата: 2014-02-04 00:01
Сегодня, 3 февраля, старшеклассник, ворвавшись в московскую школу № 263, захватил заложников. Около полудня вооруженный подросток
[Spoiler (click to open)]
ворвался в учебное заведение на Отрадной улице, это северо-восток столицы, и удерживал в одном из классов более 20 детей и педагога. Через какое-то время преступника  удалось уговорить всех отпустить. Полицейские сработали оперативно, но понесли потери: один ранен, один погиб. Также от пуль подростка скончался и учитель. Стрелявший  десятиклассник Сергей Гордеев, лучший ученик класса, отличник, задержан. Из школьников никто не пострадал. Одноклассница Гордеева сообщила прессе: "Он выстрелил в живот учителю и потом поинтересовался жив ли и он, и совершил контрольный выстрел в голову". Откуда в таком возрасте берется подобная агрессия? Школьник, стреляющий в учителя и полицейских, берущий в заложники ребят – это безумие.
Полный текст по ссылке Белая Россия - Больное общество

Десятиклассник, расстрелявший учителя в московской школе: «Мне открылся смысл жизни» 04.02.14 01:26


Москва, Февраль 04 (Новый Регион, Дарья Неклюдова) – Психоэкспертиза, назначенная десятикласснику, расстрелявшему в московской школе №263 учителя географии и полицейского, ранив еще одного правоохранителя, по данным источника «Интерфакса», покажет, что Сергей Гордеев нездоров.

«По всей видимости, подросток находился в состоянии острого психического расстройства. После того как он ворвался в класс и выстрелил в учителя, он сказал, что ему открылся смысл жизни и он может рассказать о нем своим товарищам», – сказал источник агентства.

Других причин для агрессии правоохранители назвать не могут. «Опросы членов педагогического коллектива и учащихся школы 263 свидетельствуют в пользу того, что никаких конфликтов у старшеклассника в учебном заведении не было», – сообщил анонимный собеседник «Интерфакса».


В то же время «Московский комсомолец» публикует другую версию – по данным газеты, Сергей Гордеев мог устроить расправу, заподозрив географа в гомосексуализме. «Некоторым нашим ребятам казалось, что у Кириллова были отклонения в ориентации, – рассказал одноклассник стрелка. – Собственно, «некоторым» – это Сереге: он был яростным гомофобом. Никогда не скрывал это. Потому постоянно обзывал географа «гомиком». Пару раз я-таки врезал Сереге после очередного оскорбления в адрес географа. На что Серега отреагировал жестко: «Я тебе еще покажу, пожалеешь о своих словах». И еще постоянно твердил: «Была бы возможность, расстрелял бы всех голубых и тех, кто их защищает».

По еще одной версии, причиной инцидента с убийством учителя географии и сотрудника полиции могла стать «двойка» в дневнике старшеклассника, пишет «МК». «Поскольку парень шел на медаль, даже текущая неудовлетворительная оценка могла испортить ему, скажем так, карьеру», – пишет автор материала в газете.

Вместе с тем журналист отмечает, что «двойку» никто не видел, Кириллов якобы даже не занес ее в журнал успеваемости. «Да и с показаниями опрошенных нами детей это не очень вяжется, – пишет автор заметки. – Напряженные отношения с учителем географии якобы возникли после того как Сергей уличил Андрея Николаевича в какой-то неточности. После этого подросток перестал посещать уроки».

Полный текст по ссылке NR2.RU::: Десятиклассник, расстрелявший учителя в московской школе: «Мне открылся смысл жизни» / 04.02.14 / Москва
МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

Вузы-прокладки: мошенники нашли способы обойти ЕГЭ

Вузы-прокладки: мошенники нашли способы обойти ЕГЭ
Новый тренд на образовательном рынке – так называемые вузы-прокладки. Создаются при казенных университетах для увода в
[Spoiler (click to open)]частный карман денег студентов-платников, а также для удобства недоучек, сдавших ЕГЭ хуже некуда или вообще не сдавших.

Подмосковный поселок Красково, коммерческий вузик с ничего не говорящим названием ГСИ — Гуманитарно-социальный институт. Кто б мог подумать, что через эту местечковую лавочку-точку ежегодно может реализовываться до тысячи дипломов МПГУ, Московского педагогического госуниверситета.

"Просто ректор нашего института была деканом факультета в МПГУ. Человек поступает сюда на факультет "Менеджмент" и на последнем курсе переводится в МПГУ и заканчивает тот же самый "Менеджмент", — поясняет сотрудница вуза.

Слово счастливым выпускникам — менеджерам, социологам, педагогам-психологам, ни разу в МПГУ даже не бывавшим:

- А вы сейчас диплом получили?

- Да, вот красный даже получила. У меня здесь указано, что я закончила Московский педагогический государственный университет.

- Ни разу не были?

- Раз в год некоторые приходят и все. По 13, по 15 долгов, есть даже по 25 у некоторых индивидуумов. Халява та еще.

В учебном заведении ГСИ числится около четырех тысяч студентов, с каждого за сезон берут по 70-80 тысяч рублей. Итого — 300 миллионов в год. Подобных кормушек при крупнейшем российском педвузе несколько.

Главное здание МПГУ на проспекте Вернадского. На последнем этаже, где, как нарочно, не останавливается ни один лифт и перекрыты все входы, кроме пожарного, уже который год тихо квартирует некий МОСПИ, Московский социально-педагогический институт. "Мы принимаем в МОСПИ всех, нет тут проходного балла, — дама одной ногой в коммерческом МОСПИ, где числится ректором, а другой в казенном педе, где она декан факультета социологии, экономики и права. – Преподавательский состав почти весь из МПГУ, это удобно".

Прием двоечников — круглогодичный, посещение — свободное, обучение в аудиториях госвуза, силами госвуза, по учебникам госвуза. И только деньги — по 90 тысяч ежегодно студенты переводят в карман к частному дяде.

- Четвертый курс выпускной, вы оплачиваете обучение у нас и получаете по выходу диплом, — говорит секретарь приемной комиссии МОСПИ.

- Именно диплом Московского государственного педагогического университета?

- Да.

- Отучившись в МОСПИ?

- Да.

Когда съемочная группа "Вестей" пытается снять то же самое в открытую. Увы.

- Нельзя!

- А я хотел Устав увидеть.

- Да мало ли, что вы хотели!

- По закону Устав – это открытый документ, мы хотим узнать, кто там учредитель.

- Нет, я не могу показать. Я работаю в МПГУ.

- Да как же? Вы же сидите в кабинете ректора МОСПИ! Вы не знаете, кто учредитель вашего вуза?

- Не надо меня снимать! Я с кафедры философии.

- Так вы же сказали: МОСПИ!

- Ошиблась.

На самом деле учредили эту "прокладку" недавно отставленный из-за коррупционных дел ректор МПГУ Матросов с женой и действующим первым замом. По скромным прикидкам ежегодно через МОСПИ прокачивается от пятисот до семисот дипломов МПГУ на сумму 200-280 миллионов рублей. Цифра, естественно, неофициальная. Официально, кроме скандала с охраной, в этих стенах невозможно получить ничего.

Заведение с дивным, хотя и несколько шизофреническим названием ИУиИ — ИРТ, что означает Институт управления и информатики, совмещенный с Институтом русского театра. Одновременный набор на факультеты компьютерного программирования, туристической индустрии и драматического искусства. Руководят этим диковинным бухгалтерско-актерским объединением двое: ректор, полковник ПВО в отставке, и проректор, бывший милиционер.

"Я знаю, что используют вузы какие-то серые схемы, но мы таким не занимаемся. Приём в институт ведется только на основании результатов ЕГЭ", — уверяет Александр Янкин, проректор по учебной работе Института управления и информатики – Института русского театра.

"Любой студент, который избрал актерскую профессию, проходит несколько этапов поиска. Он стремится поступить и во ВГИК, он стремится поступить и в ГИТИС, в Школу-студию МХАТ", — говорит Сергей Ларионов, ректор ИУиИ-ИРТ.

И вот, обойдя все эти почтенные заведения и всюду получив от ворот поворот, непризнанные гении приходят в ИУиИ-ИРТ. И пусть не каждый из них смог одолеть десятилетку. У иных за спиной и вовсе лишь неоконченное надомное обучение.

"В общем, мы будем искать академические справки из других вузов, что якобы этот человек там отучился там год, условно говоря. После этого поступил к нам сюда. На основании не ЕГЭ и аттестата, а на основании академической справки, то есть путем перевода", — говорит Александр Янкин. Ректор вуза гарантирует, что справка будет сделана.

Изготовление и использование заведомо подложных документов — до трех лет тюрьмы. Служебный подлог — до четырех лет. Плюс к этому грубейшее нарушение закона об образовании, карающееся изъятием вузовской лицензии. Это все в теории. На практике лжевузы ничего не боятся. И даже из собственного закрытия они научились делать деньги: "Когда институт закрывается, в любом случае, у них остается ряд документов. В том числе, и академические справки. Они просто, грубо говоря, не в метро их пускают продавать, а между знакомыми распространяют, между ректорами. Они, конечно, под стройгой отчетностью, но если вуз прекратил свою деятельность, с кого спрашивать?".

Директор частной школы из северного Казахстана. Как и многие ее коллеги по цеху в начале каждого учебного года совершает чес по крупным российским городам. Ищет платежеспособных родителей. "Что я могу предложить. Детей, которые в России не совсем успешны, боятся ЕГЭ и все такое, в 11-м классе я зачисляю к себе. Они просто числятся, а когда выпускные экзамены, естественно, за них там все напишут. И вы получаете аттестат", — объясняет схему деятельности директор актюбинской школы.

Цена услуги в переводе с казахских тенге – около 120 тысяч рублей. В чем смысл аферы? Согласно закону об образовании, иностранным абитуриентам для поступления в России ЕГЭ не требуется. Вузы, особенно коммерческие, охотно пользуются этой лазейкой, набирая себе под видом иностранцев отечественных двоечников.

"Сегодня все эти образовательные структуры — это пирамиды", — говорит Станислав Савин, ректор Московской международной высшей школы бизнеса.

Он же — о тотальном дефиците профессионализма. "Почему всякие там Нокия-Мокия, а у нас ни черта нет? Почему мы вот болтаем-болтаем, а все, что на мне есть, — показывает свой пиджак Савин, — это не наше".

И о том, что его институт, — не чета каким-то там шарашкам: "Величайшая открытость, честность, порядочность. У нас признанное качество, мы единственный вуз, который имеет все признанные зарубежные программы".

Собственное пятиэтажное здание в центре Москвы, бескрайние коридоры, запертые аудитории. И никого. И это в учебное время при списочном составе в 5 тысяч студентов. Ужасная посещаемость — родовая черта всех вузов-прокладок.

Четырехлетний курс бакалавриата в Московской международной высшей школе бизнеса стоит ни много ни мало 1 миллион 100 тысяч рублей, а в головной Плешке – 800 тысяч. Так почему не получить там диплом напрямую? Потому что там 290 — вступительный балл по ЕГЭ. Здесь — 0 баллов.

- Ни ЕГЭ, ничего вы не сдаете. У меня есть школа-партнер. В Актюбинске, это Казахстан. В котором вы, в принципе, можете получить сейчас за аттестат за 11-й класс. Их аттестат.

- В Казахстан надо ехать для этого?

- Нет.

- И с этим аттестатом без проблем, без ЕГЭ?

- Да, да.

Среди многочисленных выпускников этой лавочки такие люди, как президент корпорации "Уралсиб", вице-президент "Роснефти", председатель Союза золотопромышленников России и даже, что особенно мило, прежний руководитель "Рособрнадзора", отставленный этим летом из-за скандалов с ЕГЭ.

МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

Россия "теряет" свою молодежь

18.06.2013 - 13:19

В ближайшие 10 лет число молодых людей в России, по прогнозу, уменьшится до 25 млн. С таким прогнозом выступил в х

[Spoiler (click to open)]

оде заседания коллегии Министерства образования и науки (Минобрнауки) РФ руководитель Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежь) Сергей Белоконев.

«В этих условиях нам предстоит развивать экономику страны. Это как раз определяет актуальность активной, энергичной молодежной политики, к которой предстоит перейти", - заявил он.

В 2012г., по данным Росстата, в России насчитывались 31,6 млн молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет. В 2011г. число молодых людей в стране составляло 32,4 млн, а в 2009г. - 33,7 млн.

По словам директора департамента дополнительного образования детей, воспитания и молодежной политики Минобрнауки Александра Страдзе, эти данные свидетельствуют о снижении не только общего количества молодых людей, но и их относительной доли в общей численности населения.

По итогам заседания коллегии было принято решение проработать вопрос о доработке проекта концепции федеральной целевой программы «Молодежь России»на 2015-2019гг. и представить ее в Министерство экономического развития РФ.

Напомним, в ходе проведенного ранее аналитическим центром Юрия Левады опроса выяснилось, что 45% российских студентов и учащихся хотели бы перебраться на постоянное место жительства за пределы бывшего СССР, пишет РБК.

Россия "теряет" свою молодежь | ИА Росинфонет
МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

Большой форум + Форбс.

Надувная сверхдержава: как власть в

[Spoiler (click to open)]

России держится на муляжах

Количество имитаций во всех областях — от политики до спорта — таково, что пропадает ощущение реальности происходящего

Искусство маскировки вышло на новый уровень: с 2014 года российское Министерство обороны начнет закупки надувных макетов танков, самолетов и ракет. По словам заместителя генерального директора компании «Русский баллон» Виктора Таланова, речь идет о пневмомакетах танков Т-72 и Т-80, истребителей Су-27 и МиГ-31, а также ракетных комплексов различного назначения. (...)

Garry_z 19 марта 2013 00:09 #
Василий!..Ступай в Клетушку!!!....
Garry_z 19 марта 2013 00:14 #
Кого защищаете Вы?!))))...Кооператив "Озеро"?!)...
Garry_z 19 марта 2013 19:07 #
и...сколько за каждую буковку получаешь?!..
Garry_z 19 марта 2013 21:17 #
....интересно!..а за какие платят?..
Garry_z 19 марта 2013 22:23 #
ты же утверждаешь,что за эти не платят,значит знаешь за какие да платят!..чё бузишь?..

Суверенное бездорожье: как Россия превращается в пустоту

За пределами крупных городов страна все больше напоминает безжизненное редколесье

http://www.forbes.ru/mneniya-column/tsennosti/234364-suverennoe-bezdorozhe-kak-rossiya-pr



Медведев Сергей Александрович

Факультет прикладной политологии: заместитель декана по международным связям | Кафедра сравнительной политологии: профессор


Сотрудники : Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

На  Большом Форуме мне писать запретили,  в Форбсе мои метафизические комментарии удалили.  Гарри Зевс ( сего таинственного  оппонента я так назвал) беседует со мной, но моих комментариев нет.  Может быть, сей инкогнито, сам Медведев?  Сей профессор пытается писать высоким слогом: "безжизненное редколесье".  Видимо,  профессору неведомо, что редко растет береза, дуб, сосна и лес из таких деревьев называется чистым. Потому что есть чернолесье.  Здесь мы видим тот уникальный образовательный уровень, который присущ  всему образованию России.   Эмоции  способны породить ложную ассоциацию, в данном случае: безжизненность --- редколесье.  Нормальность ассоциаций проверяется чувствами, а как они создаются, это вообще тема метафизическая. Еще немного можно написать о специализации.  Прикладная политология, такой специализации быть не должно.  Вместо всей философии, должно быть общее образование.  Школьное - неполное и ВУЗовское - полное. Помимо узкой специализации  технологической.  С данным образованеим  в умственном багаже, профессора и прочие философствующие политологи будут не критиковать Россию, а создавать культуру.  Если критикуется информация, то это работают ум и образование. Если критика  приобретает эмоциональных характер, то это уже отсутствие образования. А если профессор критикует свое государство, вместо того, чтобы создавать культуру, то чтобы это значило?

МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

Российские вузы: как не превратиться в образовательную провинцию.

E-xecutive


21 января 2013 года
Почему российское высшее образование не котируется в западных рейтингах? Как вузам распорядиться своим «советским наследством»? Почему многолетние традиции являются стопором прогресса? Насколько мы отстали о Гарварда, и сложилась ли в России прослойка вузов «нового поколения» – исследовательских вузов?  Об это E-xecutive.ru обеседовал Исаком Фруминым, научным руководителе Института развития образования НИУ «Высшая школа экономики».

E-xecutive.ru Российские вузы стараются, но никак не попадут в международные рейтинги. Что, на ваш взгляд, им мешает?

Исак Фрумин: думаю, что если бы был рейтинг университетов по подготовке кадров, то Россия была на высоких позициях. В нашем же случае

[Spoiler (click to open)]

речь идет о рейтингах исследовательских университетов – тех, в которых важнейшей функцией является не только подготовка кадров, но и проведение исследований, получение нового знания. Здесь российские вузы проигрывают. Например, в российских медицинских институтах только 10-20 имеют исследовательские программы, в США – более 100. Пример почти полноценного исследовательского университета в России &ndash МГУ, так как в его составе есть лаборатории. Но даже таких у нас крайне мало.

Низкое присутствие российских вузов в рейтингах обусловлен тремя причинами:

1. Наследие Германии. В Советском Союзе доминировала немецкая модель, в которой важнейшую роль исследовательской деятельности играла академия наук. Из университетов значительная часть исследовательской деятельности была просто выведена. Кстати, по той же причине не очень много в первых сотнях университетов из Германии и Франции, потенциально сильных в научной сфере. При этом если в этих странах после второй мировой войны началось сближение университетов и академической науки, то у нас такого не произошло.

2. Многолетняя изоляция. Сегодня английский язык является общим языком науки. И, безусловно, страны, для которых он является родным, имеют преимущество. Они более активно включены в глобальный оборот знаний, технологий, их больше цитируют. Россия имеет дело с очень печальной многолетней изоляцией от глобальной науки, ведь еще 20-30 лет назад публикация за границей, ка и само знание английского языка, у нас рассматривались с подозрительностью.

3. Самоуспокоенность. Наша уверенность в том, что у нас самое лучшее образование в мире. Нежелание видеть то, что реальная продуктивность десятков тысяч аспирантов в российских вузах близка к нулю.

(...)

E-xecutive.ru Почему Гарвард сегодня может рассматриваться как передовой исследовательский университет, а Сорбонна – нет?

И.Ф.: Гарвард на протяжении всего своего существования усиливал исследовательскую компоненту. Там существенно больше магистров, докторов, чем в Сорбонне, по которой в свое время было нанесено три исторических удара. Первый – Наполеон, который создал «высшие профессиональные школы» как альтернативу. Второй удар – государственное финансирование науки – научно-исследовательские подразделения стали создаваться вне университетов. Третий удар – после волнений 1968 года, когда резко расширили доступ в университеты, и Сорбонна укрепилась как бакалаврский университет.

E-xecutive.ru Что вы можете сказать про ведущие вузы России и Москвы, в частности? Насколько они отстали от Гарварда и от Сорбонны?

И.Ф.: мне не кажется, что российские исследовательские университеты сильно отстают от Сорбонны. По научной производительности, особенно если речь о естественных науках, математике… мы вполне конкурентны. Тем не менее, в области гуманитарных и социально-экономических наук мы очень сильно отстали – в этом мы просто малограмотны. Когда я читаю дискуссии западных ученых на образовательную тематику, то всегда нахожу детали, которые в российском образовании можно назвать «пробелами».

Что касается Гарварда, то скажу откровенно – я не вижу в близкой исторической перспективе хоть какие-то возможности конкурировать, разве что только в отдельных крайне специфических областях, где мы временно можем перехватить превосходство. Это связано с очень простым обстоятельством: наука и образование двигаются талантами из числа студентов и преподавателей-ученых. В Гарварде гуще интеллектуальная среда.

Догонять и конкурировать надо не с университетами первой пятерки мировых рейтингов, а с теми, кто стоит после них, выбирая при этом ниши, где Россия имеет приоритетные компетенции и возможности.

E-xecutive.ru Может ли в российском образовании улучшить ситуацию новое решение государства о присоединении слабых вузов к сильным?

И.Ф.: мне очень жал Дмитрия Ливанова, которому как министру образования досталась эта неблагодарная и сложная работа. Из-за того что в системе не было механизмов внутренней очистки и регулирования (Рособрнадзор имел очень слабые ориентиры по качеству), он столкнулся с вопиющей ситуацией. Ему пришлось совершать хирургические действия. Его предшественник Андрей Фурсенко, большую часть лет, которые он провел в должности министра образования, говорил, что нам надо сократить число вузов. Он провел, так сказать, идеологическую подготовку. Но число вузов не сокращалось, число бюджетных мест не уменьшалось, а количество потенциальных абитуриентов шло на убыль. Возник и укрепился большой сектор образования, в котором одни делают вид, что учатся, а другие – что учат. Вузы получали бюджетные места потому, что так сложилось исторически – никто особенно не интересовался тем, хорошо ли, плохо ли в этом вузе обучают студентов.

К сожалению, болезнь нашего высшего образования зашла слишком далеко. Если бы пять-шесть лет назад мы запустили механизмы, которые показывали бы, что у вуза низкие показатели, то мы могли бы не закрывать вуз, а просто отказывать в бюджетных цифрах приема. Улучшат показатели – получат, не улучшат – через три года им некого будет учить, и они закроются сами.
(...)
E-
xecutive.ru Насколько адекватно образовательная тематика отражается в российских медиа – федеральных, специализированных, в интернете?

И.Ф.: Я поражен низким уровнем отражения темы образования нашей журналистикой. Если вы посмотрите западные газеты и ведущие электронные медиа, то практически в каждом номере присутствует серьезная аналитическая статья об образовании. У нас же низкий уровень аналитики, удивительная тоска по советскому образованию и полное непонимание того, что реально происходит. Например, о дикой истории про   фальсификацию публикаций  в  журналах большой группы людей с истфака    Московского педагогического государственного университета    при защите диссертаций нигде в СМИ не появилось аналитического материала.

E-xecutive.ru Какой совет вы дали б HR-ам, набирающим персонал из числа выпускников?

И.Ф.: Я знаю, что HR всегда смотрит, в первую очередь, на опыт работы. Я бы им посоветовал уточнять у кандидатов тему диплома или магистерской диссертации. Потому что это конкретная аналитическая работа, в которой уже проявляются способности ее автора.

Беседовал Анна Солдатова, E-xecutive.ru


Полное интервью по ссылке  
Российские вузы: как не превратиться в образовательную провинцию : E-xecutive

МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

Популярность креационизма в Европе объясняется не религиозностью, а научной безграмотностью

Элементы 
2.03.09 | 
Наука и обществоЭволюцияАлександр Марк

20 февраля в Дортмунде (Германия) состоялась междисциплинарная научная конференция, посвященная


[Spoiler (click to open)]

проблемам преподавания эволюции и отношения европейцев к науке вообще и к эволюции в частности (Attitudes and Knowledge concerning Evolution and Science in Europe,AKESE). Собравшиеся признали, что креационизм не является «чисто американской проблемой». Опросы и тесты показывают, что в Европе основной причиной неприятия эволюции является не религиозность (как в исламских странах), а непонимание студентами, преподавателями и «широкими слоями общественности» базовых принципов науки и методологии научного познания. В ряде стран этому способствует то обстоятельство, что школьники получают религиозное образование начиная с младших классов, а биологию и другие естественные науки начинают изучать позже, когда многие из них уже успели стать убежденными креационистами.

Любому мало-мальски квалифицированному биологу трудно себе представить, как можно сомневаться в реальности эволюции в наши дни, когда эволюционная биология добилась небывалых успехов, а доказательства эволюции, полученные генетиками, молекулярными биологами, палеонтологами, эмбриологами, сравнительными анатомами и т. д., стали настолько многочисленными, разнообразными и неоспоримыми, что не видеть и не понимать этого, казалось бы, совершенно невозможно. Не исключено, что именно из-за этой столь очевидной ученым бесспорности факта биологической эволюции европейское научное сообщество долго отказывалось воспринимать всерьез угрозу распространения креационизма в Европе. Многие привыкли считать креационизм «чисто американской проблемой». Действительно, проводимые в США опросы регулярно показывают, что более половины американских граждан отрицают эволюцию. Не секрет, что это напрямую связано с непримиримой позицией протестантских церквей, имеющих очень большое влияние на умы американцев, особенно в южных штатах.

Однако в последние годы в ряде европейских стран креационисты тоже стали громко заявлять о себе, в том числе и на самом высоком уровне. Конечно, имеется в виду «высокий уровень» не в научной иерархии, а в политической (кто дал право политикам и журналистам брать на себя решение вопросов, относящихся строго к компетенции науки, — это отдельный вопрос). Например, в 2004 году правительство Сильвио Берлускони попыталось запретить преподавание эволюции в итальянских школах. В 2006 году заместитель министра образования Польши Мирослав Ожеховски (Mirosław Orzechowski) назвал эволюцию «ложью». В 2007 году Карин Вольф (Karin Wolff), министр культуры земли Гессен (Германия), выступила за преподавание креационизма в школах.

Общеевропейские социологические исследования на эту тему пока не проводились, однако на конференции были представлены весьма тревожные результаты опросов, проведенных в отдельных странах. По мнению организатора конференции Диттмара Графа (Dittmar Graf) из Дортмундского технического университета, представленные результаты убедительно показали, что креационизм — не только американская проблема.

Даже на родине Чарльза Дарвина креационизм, как выяснилось, довольно силен. Опрос, проведенный в декабре 2008 года среди 923 школьных учителей Англии и Уэльса показал, что 37% учителей поддерживают идею преподавания креационизма наряду с эволюцией. Даже среди учителей биологии и других естественных наук целых 30% оказались сторонниками креационизма.

В 2007 году Совету Европы с большим трудом удалось принять резолюцию со словами о том, что Совет «решительно против преподавания креационизма как научной дисциплины наравне с теорией эволюции, и в целом — против представления креационистских идей на любых уроках, кроме уроков религии». Резолюция в итоге была принята, однако она встретила неожиданно сильное противодействие со стороны ряда депутатов.

По мнению многих участников конференции, причины живучести креационизма в Европе следует искать не только в церквях, но и в школьных классах. Диттмар Граф привел крайне любопытные результаты тестирования 1228 германских студентов, собирающихся стать учителями. Тестирование выявило ряд удивительных пробелов в их образовании. Лишь треть будущих учителей биологии смогла удовлетворительно ответить на базовые вопросы о механизмах биологической эволюции. Самый важный и неожиданный вывод этого исследования состоит в том, что наилучшим предиктором креационистских взглядов среди будущих учителей является не религиозность, как можно было бы ожидать, а общее непонимание основ науки и методологии научного познания. Иными словами, людей толкает к креационизму не столько религия, сколько базовая научная безграмотность.

Однако в целом Германия является относительно благополучной страной в этом отношении (лишь 20% населения отрицают эволюцию). Гораздо хуже дело обстоит в мусульманских странах. Более половины учителей биологии в таких странах, как Сенегал, Ливан, Марокко, Тунис и Алжир, согласны с утверждением о том, что «жизнь, несомненно, сотворена Богом».

В Турции, которая активно стремится стать членом Евросоюза, школы, по идее, должны быть светскими. Более того, преподавание креационизма в турецких университетах официально запрещено. Однако тестирование, проведенное по той же методике, что и в Германии, показало, что 75% студентовУниверситета Хаджеттепе (Анкара, Турция), готовящихся стать школьными учителями, отрицают эволюцию. В отличие от Германии, в Турции наилучшим предиктором антиэволюционных взглядов является степень религиозности.

Одной из главных причин распространения креационизма в европейских странах является то обстоятельство, что креационисты начали с большим успехом применять к школьникам методику ранней индоктринации. В ряде стран, в том числе в Германии, школьники начинают получать религиозное образование уже в младших классах, тогда как об эволюции они впервые слышат на уроках биологии лишь в старших классах. Неудивительно, что многие ученики приходят на эти уроки уже убежденными креационистами. По мнению Графа, необходимо начинать знакомить школьников с эволюцией намного раньше. Кроме того, преподавание базовых принципов науки и научного метода в школах, судя по всему, является недостаточно эффективным. На сегодняшний день многие европейские школьники и даже учителя фактически не понимают, что такое наука, как она работает, на чём основаны ее выводы и почему ей следует доверять. И в этом, возможно, состоит главная причина удивительной живучести креационизма и других лженаучных идей в европейских странах, да и во всём мире.

Источник: Andrew Curry. Creationist Beliefs Persist in Europe // Science. 2009. V. 323. P. 1159.


Александр Марков 



Элементы - новости науки: Популярность креационизма в Европе объясняется не религиозностью, а научной безграмотностью
МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

Образование в России.

08.11.2010
Образование будущего: Google ломает шпиль МГУ
Образование будущего: Google ломает шпиль МГУ
В «Университетах 2.0» работа, учеба и отдых сливаются в единое целое. Там нет оценок, преподавателей и студентов, а главная цель — получить компетенции. На Западе уже открываются первые университеты будущего.E-xecutive стретился с одним из руководителей проект «Метавер»Дмитрием Песковым, чтобы выяснить, какое будущее нас ждет и почему в нем нет места старым привычкам.
«Эмоции». Именно с этого слов Дмитрий Песков ачинает свой рассказ об образовании будущего, в
[Spoiler (click to open)]
котором главная роль отводится компетенциям, университеты работают по принципу венчурных фондов, вместо преподавателей с трибун вещают проповедники, экзамены заменяются метаиграми, а дипломов вовсе нет, потому что студенческий билет выдается на всю жизнь. Утопия, скажете вы? Совсем нет. На Западе подобный подход завоевывает все больше поклонников, а в США при поддержк Google других корпораций запущен один из первых университетов, целиком построенный по лекалам образования будущего.

E-xecutive:Каковы перспективы академического образования?


Д.П.: будущем будут разные модели университетов. Фундаментальное образование необходимо, но оно должно стоять на вершине пирамиды. Это как пирамида Маслоу: когда базовые потребности удовлетворены, можно думать о высоком. Если вуз построил прикладные программы, тогда он может позволить себе финансировать «фундаментальную» верхушку пирамиды. Целиком фундаментальный университет ― это причуда: завтра сменится власть, финансирование закончится, и такой вуз развалится. Но опять же прикладные программы без фундаментальных исследований развиваться не смогут.

E-xecutive:Сколько будет стоить образование будущего?

Д.П.: ороший вопрос. Образование будущего разделится на два вида ― «компьютерное», оно будет дешевым, и «человеческое», оно будет дорогим, потому что знания стремительно обесцениваются, а социальные связи и возможность учиться лицом к лицу будут только дорожать.

Уже сейчас главная функция российских университетов ― не учить людей, а социализировать. Да и главная ценность Гарварда или Принстона не в том, что ты научишься политическим наукам, а в том, что будешь выпивать с арабским принцем, будущим президентом США и военным французским летчиком. То есть наработаешь социальные связи.

E-xecutive:Вы говорили, что новое образование может появиться в России либо через восемьдесят лет, либо через два года. Почему такой разброс?

Д.П.: изменения могут быть либо очень быстрыми, либо очень долгими. Сейчас появилось окно возможностей для быстрых изменений, потому что сейчас у нас есть президент, который, такое ощущение, в предыдущей жизни делал старт-апы в Силиконовой долине. Если проекты наподобие «Сколково» пойдут, есть надежда, что через несколько лет начнут появляться последователи такого образования. Если все будет развиваться по плохому сценарию, и мы снова откатимся к традиционализму, тогда придется ждать смены поколений, а это долго.



Полный текст по ссылк Образование будущего: Google ломает шпиль МГУ : E-xecutive

В данном интервью есть образовательные ошибки.  Разделение университетского образования на прикладное и фундаментальное искусственное. Уже сейчас фундаментальные исследования не потянет никакой университет и по этому, академики на данные исследования деньги выбьют всегда. 

"... знания стремительно обесцениваются, а социальные связи и возможность учиться лицом к лицу будут только дорожать." Обесценивание знаний  обозначает ценность фундаментальных исследований - грош в базарный день.  Сложившееся в последние 300 - 400 лет новое образование основано на знаниях науки. Вместо сих новшеств необходимо давать образование, основанное на аналитическом образовании, метафизическом.  Социализация означает дополнение фундаментальных исследований, которым цена грош. Данная социализация дает возможность создать кастовое образование. Сие образование в нашей цивилизации уже было, в каменный век. И оно было преодолено и цивилизация была восстановлена. В темное средневековье, немногочисленные ученые создавали образование, которое должно было заменить религию.  С того времени средневековья, к 21 веку  образование достигло такого уровня, что с религией имеет статус одинаковый. Фундаментальные исследования в действительности стали очень специализированными,  социального значения они не приобрели и чиновникам  каких-либо консультаций не дают. 

"... окно возможностей.." обозначено в комментарии. Предполагаемых изменений хватит на одно - два поколения. Потом  20 век повториться на низшей ветви спирали. Когда-то  время считали прецессией оси Земли. Теперь посмотрим, как чиновники понимают происходящее в образовании. 

Россия: Третье тысячелетие Вестник актуальных прогнозов
Рубрика редактора  ГОСУДАРСТВЕННОЕ ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ. НА ПОРОГЕ НЕПРОСТЫХ РЕШ
ЕНИЙ

22.11.2012 Сергей АНТОНЕНКО
(...)
Надо сказать, что преобразования в образовательной сфере в России стали уже явлением перманентным. Историки, эксперты-аналитики, да и просто вдумчивые профессионалы-педагоги знают, что серьёзные трансформации структуры и содержательного наполнения национальной школы стали проводиться ещё даже до пресловутой перестройки - начало им положила школьная реформа 1984 года. Вызвана она была теми же соображениями, что и практически все последующие реформаторские инициативы: уже в начале 1980-х годов очевидной стала необходимость качественной, коренной модернизации всей системы
обучения в стране, согласования образовательных стратегий с реальными потребностями современной высокотехнологичной экономики. «Ветераны» системы народного просвещения хорошо помнят этапы образовательных реформ - «ягодинский», «филипповский», «фурсенковский»..

Особенность преобразований 1990-2000-х годов заключалась в их противоречивости. Во многом это было
обусловлено политической ситуацией: после обрушения советской империи именно образовательная сфера
оказалась в особо уязвимом положении - как с точки зрения возможностей для качественного развития, так
и с точки зрения социальных перспектив своих работников. Развал целого ряда общественных институтов
привёл к тому, что общеобразовательная и высшая школа при крайне сократившихся материальных и
финансовых ресурсах оказались фактически единственным сколько-нибудь эффективным механизмом
социализации подрастающих поколений. Несмотря на катастрофически снизившийся престиж профессии
школьного учителя и университетского преподавателя, пополнение педагогического цеха новыми кадрами
было гарантировано разветвлённой системой воспроизводства профессионалов образовательной сферы,
унаследованной от СССР. Население продолжало воспринимать высшее образование как социальную
ценность (притом что рыночная ценность диплома как такового всё более девальвировалась)

(...) 
Но сама логика развития общества начала порождать новую образовательную дифференциацию, как отражение дифференциации социальной. С первого класса, если не с детсада, ребёнок встаёт на жизненную дорогу, которая определяется престижностью и конкурентоспособностью школы. В крупных городах началось размежевание: лицеи, гимназии, школы с высоким уровнем обучения - для будущей «элиты», и «отстойники» - для молодой поросли «быдла»... С вузами ситуация несколько сложнее, но и здесь появились новые лидеры и аутсайдеры. Существуют как частные, так и государственные учебные заведения с устойчивой репутацией конвейеров по выпуску дипломированных бездельников. Подобные вузы фактически являются лавочками по продаже дипломов о высшем образовании государственного образца. Есть среди них и «специализирующиеся» на «окормлении» молодёжи из кавказских республик, для которой студенческий билет - наиболее простой способ легализовать своё пребывание в столице. Заплатив определённую сумму, горский парень получает возможность беззаботно и на законном основании несколько лет приобщаться к московским развлечениям, а затем ещё и отчитаться перед семьёй в родном ауле заветными синими «корочками»
(...)
Здесь же, после характерных для автора недвусмысленных оценок существующего положения в системе учреждений ВПО, впервые прозвучало требование проведения всероссийского мониторинга: «Надо навести элементарный порядок в системе высшего образования. На рынке существует большое количество вузов (в том числе государственных), которые прямо нарушают право человека на получение добротных знаний. Рособрнадзор действует в этом отношении неэффективно. Предлагаю в 2012-2014 гг. силами наших
ведущих университетов с привлечением учёных РАН и международных экспертов провести аудит всех
образовательных программ высшего профессионального образования. В первую очередь - по экономике,
юриспруденции, управлению, социологии. Вузы, которые потеряли рынок труда для своих выпускников,
которые не ведут серьёзных исследований, будут присоединены к сильным университетам со
сложившимися коллективами и традициями. Этот процесс уже стартовал...». Для восстановления престижа
и актуальности обучения прикладным квалификациям в «Строительстве справедливости» предлагалось
создавать на базе профлицеев и колледжей многопрофильные центры обучения по широкому набору
программ. В организации таких центров должно участвовать как государство, так и работодатели... Статья
завершалась оптимистическим заверением: «Инвестиции в образование станут нашим ключевым
бюджетным приоритетом»

(...)
Выступая на Петербургском международном экономическом форуме, министр отметил: «Функция высшего образования за последние годы сдвинулась от подготовки к конкретной деятельности к социальным функциям. Высшее образование в стране всё более абстрагируется от отраслей, в которых выпускникам вузов предстоит работать. Сегодня образовательные институты не связывают запрос с конкретной трудовой деятельностью человека». Вот ещё его высказывания, имевшие широкий резонанс: «Для меня вопрос количества [бюджетных] мест [в вузах] не принципиален. Для меня гораздо важнее качество. Я, собственно, всех хочу спросить: мы удовлетворены тем качеством образования, которое мы имеем в наших вузах? Я не удовлетворён. Я считаю, что у нас очень много халтуры. Мы точно можем сказать, что у нас не один, не два, не 10, не 20 вузов занимаются имитацией образования. В целом ситуация достаточно серьёзная, поэтому я вижу свою задачу прежде всего в том, чтобы повышать качество. Где-то придется сокращать [количество мест], где-то мы будем увеличивать. Я считаю аморальной ситуацию, когда мы на самом деле обманываем наших студентов. Очень многие не получают высшего образования - вместо этого им даётся
диплом, в котором написано, что они являются специалистами. Но по сути получается, что это либо
купленный диплом, либо просто вузы в силу своей некомпетентности и низкого профессионализма не обеспечили тех компетенций, которые соответствуют высокому статусу человека с высшим образованием. Вот с этим я буду бороться абсолютно бескомпромиссно. Я вообще не терплю халтуры и не потерплю ее ни в высшем образовании, ни в среднем - нигде. Этого не будет точно» (из интервью проекту «Умная школа.рф»).



 Полный текст по ссылке Журнал

Профессионализм перестал выполнять социальные функции. Образование диалектизировалось и  неизвестно на какие составляющие, для министра. Образование абстрагироваться не может. Оно стало просто настолько низкого уровня, что министр неправильно использует термин "абстрагировать". В действительности, в образовании увеличилась философичность и информация начала приобретать  качество чистоты, то бишь эмоциональной отстраненности от потребностей общества.  Дифференциация в образовании  показывает нечто,    оное искажающее.  Дифференциация естественна в политике, на классы.  Дифференциация в образовании   создаст  разделение философское, на касты. Означенная дифференциация   возникла в результате значительных упущений в образовании в веке 20. Не с "теории" Дарвина необходимо начинать анализировать происходящее, а с сотворения человека. Цивилизация наша восстанавливается, а не эволюционирует. Восстановление произошло политическое, образование и систему управления затронувшую незначительно.  Образование в 20 веке стало политическим и по этому. неустойчивым. Политическую составляющую в образовании необходимо заменит идеологией. Политические штормы не затрагивают диссертационных и эмоциональных глубин.  Изменения быстрыми быть должны, потому что они - изменения. Но быстро, это когда правильно. 



























































МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

МЕТАФИЗИКА?

  |   Наука   |  

Восстановление университетского этоса

Заместитель научного руководителя ВШЭ Лев Любимов — о том, как реформировать российские вузы

Восстановление университетского этоса

Лев Любимов

В отличие от школ в 1991 году вузы получили налоговый иммунитет на коммерческие доходы, включая доходы от


[Spoiler (click to open)]

аренды, свободу в определении структуры направлений высшего профессионального образования, чрезвычайную снисходительность надзорного органа (появлялся в вузе раз в пять лет на одну неделю), фактическую свободу в  определении кандидатов в ректорский корпус. Провалы 1990-х годов частично простительны, объяснимы. Продолжающееся падение качества в нулевые и далее уже  непростительно, но тоже объяснимо, хотя и иначе, чем в 1990-е.

Потеря качества — следствие потери университетского этоса. Этот этос — совокупность профессиональных принципов, убеждений, норм поведения, ценностной матрицы. Academia — гильдия университетской профессуры (academiсs). Это потеря латентно была  уже при советской власти, когда огромную часть вузовских наук — гуманитарные и социальные — «изучали», а обучали тому, что наукой во всем остальном мире не считалось. Носители этих «наук» плавно перешли в постсоветскую эпоху и, как правило, стали носителями и трансляторами примитивных знаний (и не менее примитивных исследований) мирового мейнстрима. Ясно, что это уже остатки профессионального этоса.

К указанным носителям в 1990-е «перебежали» тысячи тех, кто в прошлом трудился отнюдь не на гуманитарных и социальных кафедрах. Этос продолжал таять. В те же 1990-е стали толпами принимать в студенты «по собеседованию» (лишь бы платили) и рисовали им положительные отметки (лишь бы платили). Сразу начали строить филиалы — «фабрики» дипломов, затем учебно-консультационные пункты (пункты по продаже и выдаче дипломов) едва ли не в каждом райцентре. Потом научились (вместо науки) писать трафаретные курсовые, выпускные, дипломные работы — на продажу. Потом научились изготавливать кандидатские и докторские — тоже на продажу. Потом пышно расцвел cheating-мошенничество (плагиат, «компиляшки» и т.д.). А поток «корочек», в том числе «корочек» доцентских, кандидатских, докторских и профессорских дипломов, нарастал стремительно.

На рубеже веков ректора почувствовали, что все складывается в некий бизнес, где университетский этос вообще не нужен — науки-то нет, да и никто не контролирует, чему и как учат. А сами обучаемые — контролеры нулевые: не случайно образовательные услуги во всем мире называют «доверительным товаром» (trustcommodity), т.е. товаром, которому можно только верить, а верифицировать его клиент не может, не умеет.

В итоге университетский этос растаял, воцарился этос бизнеса для внутреннего (внутри вуза) пользования, но риторика вовне сохранилась интернациональная, включая требования вроде «пустите нас в международные рейтинги — мы такие же, как на Западе и на Востоке!». Нет, не такие же. Что же тогда делать с университетским этосом? Восстанавливать. Как?

Во-первых, «переливанием крови». Д. Ливанов рекрутирует «чужую» кровь в МИСИСе — нанимает зарубежных профессоров, у которых нашей ВИЧ-инфекции нет. Правда, первым это начал делать Я. Кузьминов в «Вышке» — она с этого начиналась и поэтому, видимо, не заразилась.

Во-вторых (это даже важнее), нужно восстанавливать в вузах науку, ее результаты должны верифицироваться международными индексами цитирования и другими внешними, независимыми механизмами оценки. Ученые, дающие очевидный результат, плагиатом не займутся и взяток не возьмут. То есть введите (верните) в университет подлинную профессиональную профессорскую практику (исследования) — вернется этос, ибо вернутся люди с чувством и опытом профессионального достоинства. Они постепенно заменят нынешнее большинство имитаторов профессорских и докторских дипломов.

В-третьих, в каждой университетской практике (деятельности) нужно нормативно ввести культуру peer review (независимой профессиональной оценки) — традиционный для Запада инструмент контроля истинности того, что делается и презентуется. Для большей части нашего университетского сообщества это будет как хина для ребенка. Кто был в первых рядах борьбы с ЕГЭ, с прозрачностью в образовании? Ректорский корпус.

В-четвертых, нужно менять ректорский корпус. Почти весь. У нас нет, как «там», двух должностей — Сhancellor (ректор), т.е. крупный ученый и организатор с международными планками этих качеств, и President — «собиратель условий» жизни, т.е. финансовых средств, имущественных приращений. Наш институт президентов вуза — это пустая уступка «старичкам» (лишь бы ушли) с нулевым функционалом этой должности.

В-пятых, вузы (все) должны восстановить гуманитарный компонент в обучении молодежи. Западные исследовательские университеты переходят к обязательному глубокому изучению философии (в составе малого надпредметного ядра, включающего также прикладную математику и computer science), прежде всего метафизике, как специальному методу осмысления картины мира, позволяющему принять и понять мультипарадигмальность наук о «живой материи». И.А. Ильин писал: «Образование само по себе есть дело памяти, смекалки и практических умений в отрыве от духа, совести, веры и характера. Образование без воспитания не формирует человека, а разнуздывает и портит его...». «Образование не поможет нам, если оно не оставляет места метафизике... Настоящий изъян (образования) кроется в отсутствии осведомленности учащихся в вопросах метафизики, (в том числе) о предпосылках науки, о смысле и значении научных законов...». Эрнст Шумахер и И.А. Ильин — два великих мыслителя давно говорили об одном и том же. На Западе к метафизике вернулись. Мы считаем гуманитарное знание «баловством», чем-то неутилитарным. В огромной мере поэтому молчит наша наука, подавлен университетский этос. Academia не имеет права быть такой же, как общество. Она должна быть высоко над ним и нести свою миссию — главного ценностного института любой нации.



izvestia.ru/news/528692
МЕТАФИЗИК, ОТРЯХНУВШИЙ  С  НОГ  МАТЕРИАЛИЗМ

Сенсационные откровения генерала Дранишникова.

  • 29 Май, 2012 at 11:49 PM




Сенсационные откровения генерала В.П. Дранишникова журналисту Радио "Свобода"
Почти год назад, в июне 2011 я снимала видеорепортаж о Мадине Шахбиевой – она тогда жила на прямо на рабочем месте - в одном из кабинетов Института, обзаведясь тазиком, простынями и микроволновкой.


[Spoiler (click to open)]
Мадина Шахбиева
​ ​Мадину Хасмагомедовну перестали пускать в общежитие (Дом аспиранта и стажера, ДАС), где она прожила более двадцати лет. Все официальные комментарии администрации ДАС сводились к тому, что общежитие стало гостиницей: аспиранты платят за него символическую цену, а вот не-аспирантам, то есть научным сотрудникам РАН, нужно платить, как за гостиницу – более 20 тысяч рублей в месяц. Для справки: зарплата Мадины Шахбиевой, старшего научного сотрудника, ответственного секретаря реферативного журнала серии "Языкознание" - 15 тысяч рублей в месяц.

Шахбиевой начислили долг за комнату в несколько сотен тысяч рублей "задним числом", и пока она его не заплатит, чтобы и ноги ее не было, дали понять чиновники.

Но есть и неофициальные комментарии. Тогда, год назад, в процессе съемок репортажа я обратилась к Владимиру Павловичу Дранишникову - заместителю начальника Жилищно-коммунального управления РАН.

Этот уже немолодой мужчина, имеющий военное звание (в его кабинете висели военные фотографии, которые он почему-то запретил снимать на видео) с порога огорошил своей откровенностью: "а о чем эта чеченка Шахбиева думала, когда переезжала из Грозного учиться? Она что, не могла выйти замуж за все то время, пока живет в Москве? Вот вы-то, наверное, разумный человек. А она о чем думала? Не, ну согласитесь же, сама виновата. Пусть теперь убирается" – Владимир Павлович явно злился.

Владимир Павлович как раз направлялся в подведомственный ему ДАС, или, как он его называет, гостиницу, и я поехала с ним. По пути господин Дранишников сообщил мне, что "Шахбиева никому не нужна". Да и наука никому не нужна. В ответ на мои приподнятые брови он пояснил: "Да зачем вообще эта вся наука, когда все есть в Интернете. Эх, территории какие пропадают…." – задумчиво, но в то же время алчно протянул Дранишников, нимало не стесняясь моего присутствия, когда мы проезжали мимо здания самого ИНИОН РАН на Нахимовском проспекте.

Показывая мне опечатанную крохотную комнатушку Мадины Шахбиевой, Дранишников не удержался от комментария: "А чем мы хуже Шератона?"

Все-таки, когда Дом аспиранта и стажера РАН успел получить статус гостиницы и зачем? – допытывалась я у Дранишникова.

"А чтобы не было всяких Шахбиевых. Прижились тут, а это только для аспирантов", опять- разоткровенничался Дранишников. И посетовал, что и аспиранты невыгодны - они мало платят. Я удивилась: со стипендией в 2 500 тысячи рублей, аспиранту, наверное, сложно расплачиваться даже по льготному тарифу (800 рублей в месяц).

"А чем они все думают, когда едут сюда? Да у кого нет 2 500 тысяч рублей в день, тому нечего сюда и соваться", - заключил Дранишников. Я опечалилась и не стала уточнять, что он думает о социальных лифтах, и знакомо ли ему это понятие.

Недавно депутат Госдумы Галина Хованская получила ответ на депутатский запрос: здание ДАС является "общежитием" и на праве хозяйственного ведения передано ФГУП ЖКУ РАН - то есть, учреждению, замруководителем которого является Владимир Дранишников.

И вот Дранишников, на полном серьезе считающий, что науку пора упразднить, показал, кто хозяин территории.

Мадина Шахбиева до сих пор скитается по временным пристанищам. Помню, год назад она говорила, что ей интересна наука, а в политике она ничего не понимает. Теперь я встречаю ее на Чистых прудах.



orxid.livejournal.com