forlaiten (forlaiten) wrote,
forlaiten
forlaiten

Categories:

Эволюционизм научно.

 Дарвин стал популярным, потому что  даривинизм  можно  излагать  научно и  популистично.  Учёные  до сих пор   пытаются  эвлюцию обосновать, даже  Дарвина  отвергая.  Даривинзм, это слишком  упрощённо -  совсем  для малообразованных.  Но  эвлюции  не было.   Эволюцию взяли в помощь очень  давно,  для [Spoiler (click to open)]перехода  от мифов  к   образованию, не  понимая  смысла  мифов. Они  тоже  относятся к  образованию.  Мифы  содержат в  себе  факт  искусственного  изготовления   биосуществ, названных  хтоническими,  и эти  изготовители  не расскажут же, как  они это  делают.   Самое же  главное,  люди   имели ум  такой же, как и сейчаса и  на всякие  повествования  жрецов задавали вопросы.   В мифах  содержатся  ответы.   Если в  потоп все  утонули, то  как  появилось  много  людей?  Когда  был потоп, было  известно,  египетские  жрецы   рассказывали  Солону, что  Аталнтида  утонула 9 тысяч лет назад, то бишь, 9600 лет до  н.э.  Данное  число  хорошо  коррелирует с современными  исследованиями.  Много  людей появилось,  потому что  Девкалион и Пирра бросали через  плечо   камни и   Зевс  их превращал  в людей.  Шумерам  рассказывали, что Энкиду  был изготовлен из глины. Как  изготавливались  искусственные существа,   сейчас  уже можно  додуматься, но  учёные  погружены  в  эволюционизм.  Что касатется  ума,  во ремя  потопа, в основном,  были созданы   хтонические  существа и они  были не  столько умными, сколько   способными  приобрести  умственные  способности, но  относительно  нормальных людей,   всё таки  были  со странностями.   Их  потомки тоже  со странностями. Нормальные  же люди  жили до потопа, во время   этого катаклизма, названного  потопом и живут до сих  пор.  У  сих нормальных людей  были  наука, учебники и  образование, которые  божье потомство заимствовало  и  их уничтожало.  Нашёл книгу,  в которой  учёный  описывает проблему  доказательства  эволюции. Это как  у нас спор о  варягах,  норманны они  или не норманны,  спор длится  200 лет. Это нормально? Книга   не  полностью,  конечно,  история  эволюционизма.

                                                        Ю.В. Чайковский   Эволюция как идея
Предисловие
Биолог Н.Г. Холодный, давний друг А.А. Любищева и его противник в спорах, полагал себя дарвинистом (в чем Любищев сомневался), а потому и материалистом (иначе тогда не сделать было карьеры, да и выжить сомнительно). В письме 1947 года он бросил Любищеву вызов:
«Очень уж мы, дарвинисты (по‑Вашему, лже‑дарвинисты) и материалисты, туги на ухо, когда с нами начинают говорить о возможности сочетания дарвинизма с платонизмом и о тому подобных мудреных вещах. Покажите на примере, как это делается? Скажем Вам спасибо» [К дискуссии…, 2009, с. 93].
Насчет «спасибо» он явно преувеличил (единственное, что он мог бы сделать в благодарность, это умолчать о таких достижениях друга). Но благодарность не потребовалась, ибо Любищев вызова не принял. В подробном ответном письме он, как обычно, продолжал указывать на изъяны дарвинизма и заблуждения адресата, а платонизма даже не помянул. И лишь теперь, через 70 лет, когда давно умерли и они сами, и их ученики, появился материал, необходимый для хотя бы эскизного ответа.
По написании «Заключительных мыслей» (4‑16) никаких планов писать об эволюции у меня не было, однако двое совсем различных читателей дали мне понять, каждый по‑своему, что эволюция у меня невнятна и скомкана. Скажу больше: ответ на вызов Холодного весь остался у меня в подтексте. Чтобы хоть немного исправить данный изъян, пришлось не только заново описать феномен самоорганизации, но и приискать нужную параллель. А именно, коснуться темы, прежде мне незнакомой – одной из главных проблем сознания: почему и как получение и обработка человеком информации приводит к появлению у него своего «я»? Легко видеть, что она, как и онтогенез, ставит проблему осуществления (см. начало главы 2). У психологов она названа трудной задачей, тогда как биологи в основной своей массе проблемы просто не видят. Однако решены они, на мой взгляд, могут быть только вместе.
Далее приведена авторская версия серии статей для «Российского палеоботанического журнала» (том 12 и последующие). Главной является статья (здесь глава) об эволюционном идеализме, о котором всю жизнь размышлял, но который так и не реализовал Любищев.
Заглавие книжки можно понимать и как попытку включения идеализма в эволюционизм, и просто как торжество идеи эволюции.
1. Эволюционизм и эволюция
Эволюционизм, 1) познавательная установка (эпистема) европейской культуры, согласно которой познание сложного объекта должно идти через уяснение его развития; эволюционизм продолжил традицию космогонических мифов, но они в иных культурах привели не к эволюционизму, а к идее постоянного мира, созданного навсегда или (в индуизме) надолго; 2) совокупность взглядов на эволюцию.
В XVII в. эволюционизм вызвал к жизни исторический метод в науке как целом: «Experientia rem ostendit, historia rei contextum» («Опыт указывает факты, история их увязывает»), – писал в 1662 г. один из основателей статистики Герман Конринг (Conring). В том же веке метод породил идеи: космогонии (Ренэ Декарт), эволюции организмов и языков (Мэттью Хэйл), исторической последовательности земных слоев (Николаус Стеной) и происхождения Земли и жизни (Томас Бёрнет).
В начале XVIII в. астроном Вильям Гершель ввел в эволюционизм сравнительный метод – понимание развития одного объекта через знание о различных нынешних объектах. (Этим подразумевался униформизм – уверение, что причины явлений едины всегда и всюду.) Гершель имел в виду развитие звезд, но метод стал общим: например, «дикие» (безгосударственные) народы трактуют как первобытных людей, хранящих некую первичную культуру.
В середине XIX в. Герберт Спенсер увидел в эволюционизме высший закон познания. Ему возражали: это не познание, а имитация, ибо не касается механизма явлений, противостоя структурному и функциональному методам. Эволюционизм, по мнению философа Э.Л. Радлова, «вместо доказательств прибегает к постулатам, не замечает проблем там, где таковые действительно имеются… Тем не менее, за ним нужно признать некоторое достоинство: он удовлетворяет разум, стремящийся к объединению разнообразного, и дает наглядную картину развития мира» [Радлов, 1904, с. 216].
Признавая ряд преимуществ материализма, он был убежден, что в чисто материальных понятиях познать суть эволюции не удастся.
Основные вехи эволюционизма показаны в табл. 1. Впервые эволюционизм стал темой особой книги у Мэттью Хэйла [Hale, 1677], о чьих деяниях см. 4‑94 (с. 201–204), а также LR, т. 14 (с. 128). Многие из его идей впоследствии усвоил Чарлз Дарвин. Он не знал работ Хэйла, но знал их суть, поскольку в колледже изучал и до конца жизни высоко ценил естественное богословие, а одним из его основателей был Хэйл.
В 1794 г. Эразм Дарвин, врач и натурфилософ, в книге «Zoonomia» ввел в оборот идею активности особей как движущего фактора эволюции. Вскоре Жан‑Батист Ламарк (узнав от Жана Кабаниса суть «Зоономии», но не упомянув ее) добавил понятие «градация» (т. е. прогресс), дав этим начало ламаркизму. Оба сравнивали ископаемых и ныне живущих. Тем самым, был дан первый эволюционный синтез, и из голой идеи эволюционизм начал становиться наукой («Зоономия» вскоре переведена на другие языки), но лишь для узкого круга теоретиков.
Иные источники идей имел молодой Ч. Дарвин (внук давно умершего Э. Дарвина), вернувшийся в 1836 году из кругосветного плавания. Книга деда его увлекла лишь сперва, а надолго увлекли научные публикации 1830‑х годов – Чарлза Лайеля (читал еще на корабле), Томаса Мальтуса и Этьена Жоффруа Сент‑Илера; а также учебник «Естественного богословия» Уильяма Пэйли. Из них он воспринял свой первоначальный эволюционизм: накопление мелких изменений и замена в природе одних животных другими, чуть лучшими, в ходе долгой борьбы за существование. В ранних его очерках замену вело «Высшее Существо», то есть отбор мыслился искусственным, но затем Дарвин стал писать «естественный отбор» (что этот термин значит, спорят поныне, см. [Лима‑де‑Фариа, 1991, с. 11; Johnson, Lam, 2010]), чем и породил дарвинизм (термин ввел младший друг Дарвина Томас Гекели в январе 1860 г.).
Конкретного хода эволюции Дарвин не описывал (зная о нем из книг Германа Бронна и др.), новых идей почти не приводил (его не раз упрекали в плагиате), многократно повторяя уже сказанное, подробно описал нынешнюю изменчивость, но не привел ни одного реального примера отбора как фактора эволюции (привел два вымышленных), равно как и ни одного появления нового вида.
Великая его роль была в другом. Если до «Происхождения видов» (1859 г.) эволюционизм слыл ложным учением, то Дарвин сделал эволюцию предметом доверия и обучения, чем навеки вошел в историю. Произошла научная революция по Куну, и эволюционизм стал основой понимания многих дисциплин, даже языкознания. В терминах науковедения, эволюционизм был до Дарвина лишь предметом когнитивного (познавательного) аспекта науки, а с ним обрел еще социальный аспект. Однако наряду со скачком вперед, произошла и досадная утрата знания – был отброшен опыт франко‑германского эволюционизма с его вниманием к активности особи, плану строения, развитию зародышей и прогрессу (Дарвин их упоминал, но в реальных построениях не использовал). Понимание биологического эволюционизма как составной части глобального, шедшее из Античности и развитое российским направлением «Мир как целое» (Н.Н. Страхов и другие), выпало из науки тоже.
Став лицом к чисто адаптивному эволюционизму, легкому для усвоения и внушения массам, ученый мир на сто лет отвернулся от более сложных идей Карла Бэра, Анри Бергсона и многих других.
Из табл. 1 видно, как много за полвека (1928–1977) стало известно о формировании генов, но учебники эволюционизма еще учили про их случайные мутации и только. Даже открыв целенаправленную сборку гена антитела из блоков, Судзумо Тонегава писал, что процесс ненаправлен, что он идет «по Дарвину», и имел в 1988‑м нобелевский успех.
\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

   Целенаправленность  и формирование  -  опять нужно  что-то придумывать, чтобы  они выглядели   достаточно логичными для  современного  уровня  образования.  Общий же подход к  происхождению  человека -  белок  формируется на  основе  аминокислот. Аминокислот  у человека  20, а белков -  порядка  18 тысяч.  Аминокислоты, как  кирпичи. Из них можно  построить  склад в  один  этаж  размером  100 х  30 метров или  котедж в    два этажа.  Различие между  ними огромное и целенаправленное. Совпадение генов (кирпичей)   не говорит  о том, что  одно существо изменилось в  другое.  До  потопа  было  известно о происхождени человека,  животных, планеты, растений.
Subscribe

  • К. Маркс

    :) Сосуществование двух взаимно-противоречащих сторон, их борьба и их слияние в новую категорию составляют сущность диалектического движения. Тот,…

  • Гегель, Энгельс, Маркс и диалектика.

    Ф. Энгельс Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. IV Штраус, Бауэр, Штирнер, Фейербах были отпрысками гегелевской философии,…

  • Написал комментарий к Слову о полку Игореве

    Комментарий не может быть отправлен — Вам запрещено оставлять комментарии к этой защищённой записи. Киев и Новгород Великий вотчинами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments