forlaiten (forlaiten) wrote,
forlaiten
forlaiten

Categories:

Лингвист Раиса Розина о том, из чего сейчас состоит разговорная речь

1 октября 2013 года
«Московские новости» продолжают серию публичных интервью «Набор слов — разговоры о языке». О стремлении говорить «красиво», значении слова «озвучить» и отсутствии языкового чутья у матерящихся девушек рассказала ведущий научный сотрудник Института русского языка РАН Раиса Розина.

[Spoiler (click to open)]

О легализации жаргона    

Ксения Туркова: Жаргон с архаизмами перемешан?

Раиса Розина: Конечно. Архаизмы используют те же самые люди, которые легко употребляют жаргон и то, что ниже жаргона, — лексику, которую теперь называют обсценной, а попросту говоря, нецензурные слова. Дело в том, что раньше мы, лингвисты, очень четко знали, где разговорная речь, а где жаргон (я предпочитаю слово «сленг», потому что оно менее оценочно, не связано с представлением о преступности, о лагерях). И люди, которые употребляли то и другое, тоже это знали. Часто, когда употреблялось какое-то сленговое слово, человек делал оговорку «как теперь принято говорить» или «как говорят такие-то». Или же он употреблял разговорную речь в гораздо более широких ситуациях, чем те, в которых допустимо употребление сленга. Сейчас мы этого практически не разделяем. Мы можем поставить помету «сленг», но в состав словаря разговорной речи мы сленг включаем. Эти две вещи неразделимы. Можно сказать так: разговорная речь опустилась ниже, стала гораздо грубее, а сленг поднялся в разговорную речь. В принципе сленг всегда подымается все выше и выше, сленговые слова со временем становятся нормальными словами литературного языка.
Ксения Туркова: А вообще удельный вес сленга в речи растет?

Раиса Розина: Смотря что вы имеете в виду. Растет ли количество сленговых единиц? Этот процесс замедлился, хотя всякие бурные общественные процессы вызывают всплеск. Я для себя отметила за последнее время только одно относительно новое слово — это слово «тролль», и производное от него — глагол «троллить».

Скорее можно говорить о повышении частотности употребления, чем о росте количества единиц, потому что вообще-то сленг свою функцию выполнил в 90-е годы. Его функция была в том, чтобы проникнуть как можно в большее число сфер. Сейчас он покрывает все сферы нашей повседневной жизни, поэтому новые единицы больше не нужны.

В 90-е годы сленг развивался взрывообразно. Судя по тому, что я читаю в интернете, есть ощущение, что сейчас похожая ситуация. Я выписывала кучу новообразований, которые появлялись в момент президентских выборов. Язык очень хороший диагност, он ставит диагноз состоянию общества мгновенно. Если начинается взрыв языкового творчества — значит, общество взволновано. Когда были выборы мэра, этот взрыв снова произошел.

наверх

О «гибели» русского языка

Ксения Туркова: Многие считают, что русский язык умирает, все у него плохо, все говорят и пишут неграмотно — это стало уже общим местом. Есть ли действительно какие-то направления, в которых язык деградирует?

Раиса Розина: Я вижу одно направление: желание употреблять нецензурную лексику где угодно. Раньше я могла стоять у себя на трамвайной остановке, и рядом со мной какой-нибудь молодой человек употреблял известное русское матерное слово, самое частотное (о нем когда-то Достоевский писал:  «Поразительно, как одно это слово может передавать все оттенки эмоций человека»). Молодой человек употреблял его вместо запятых, кстати, очень грамотно, и меня это очень занимало: он вставлял его ровно туда, где надо было поставить запятую или точку, что свидетельствовало о прекрасном языковом чутье.

А сейчас я иду по улице, около меня идет студент, с кем-то разговаривает и матерится. Когда до университета, где я преподаю (я работаю в РГГУ на кафедре европейских языков) остается полквартала, я говорю: «Молодой человек, не стоит вам употреблять эти слова». Он поворачивается ко мне и отвечает: «Это и есть настоящий русский язык!» Я ему говорю: «Я профессор этого университета, я могу вам рассказать, что такое настоящий русский язык и где эти слова надо употреблять». А он мне: «Ой, извините, пожалуйста».

История номер два — случай, в который я не могу вмешаться. Передо мной идет пара, прекрасно одетая, — молодой человек и его подруга. И она ему рассказывает, что с ней произошло. Так вот, не он, а она, эта очаровательная девушка, употребляет самый жуткий русский мат через каждое третье слово, и это уже не только то слово, которое так искусно вставлял в свою речь молодой человек на остановке, а полный набор. Языковое чутье ей не подсказывает то, что знало предыдущее поколение: мат — это мужской язык, он употребляется в мужском обществе, а использовать его при женщинах и детях неприлично.
Возможно, это результат «освобождения» женщин.

Но хочу вам рассказать о тех людях, которые считают, что русский язык погибает. В этом году со мной произошел случай, в какой-то степени анекдотический. У нас дача в 30 км от Вереи — это город в Наро-Фоминском районе, и туда мы ездим в магазин «Пятерочка» покупать продукты. Стою с тележкой в очереди. Передо мной женщина. Стоим мы минут 10 и, естественно, начинаем с ней разговаривать. Она мне рассказывает, что живет на Остоженке, а я говорю, что я там рядом работаю, в Институте русского языка. Тут она страшно обрадовалась: «Я поняла, что вы преподаватель — у вас такая правильная речь! Что делается с русским языком! Как говорят! Да, русский язык, русский язык… Отстой!»

Это доказывает простую вещь. Люди, которые говорят, что русский язык погибает (а он, конечно, не погибает и не погибнет), сами не слышат, как они говорят.

Русский язык так, как сейчас, уже однажды «погибал». Это было в 20-е годы. В книге «Язык революционной эпохи» известный русский лингвист Афанасий Матвеевич Селищев пишет, что в повседневной речи послереволюционных лет сочетались политические термины из речи революционеров, книжные слова иностранного происхождения, канцеляризмы и устаревшие слова типа «ибо», вульгаризмы и слова из жаргона преступников (бухтеть, фраер и другие). К сожалению, то, что мы видим сейчас, — это размывание границ между разными пластами языка и потеря чувства стиля, но это бывает в моменты социальных потрясений.

Полный текст по ссылке Озвучить, нежели чем, касаемо: зачем мы так говорим | Образование | Московские новости




Tags: русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments